Светлана Богданова: путь писателя, редактора и антиквара
Интервью. Часть 2
Светлана Богданова
Антиквар, культуролог, писатель
В первой части интервью Света рассказывает о Париже, и своем пути редактора и писателя. Во второй мы продолжаем наш разговор про украшения и добираемся до самой сути.
Светлана Богданова
Антиквар, культуролог, писатель
В первой части интервью Света рассказывает о Париже, и своем пути редактора и писателя. Во второй мы продолжаем наш разговор про украшения и добираемся до самой сути.
— С какими еще заблуждениями в отношении украшений ты сталкивалась? Мне очень понравилось, что на опасливое «чужие украшения — это чужая энергетика» ты ответила, что богатые люди и антиквары живут долго.
— Недавно одна женщина принесла на починку моему мужу украшение, из которого выпало около 50 кристаллов. Потому что его, как и все остальные украшения, она положила в святую воду. Она все украшения кладет святую воду. Есть еще вариант: класть в морозилку.
Я не знаю ни одного больного и несчастного любителя антиквариата. Это довольные жизнью люди, которые любят красивые, качественные вещи. Они сибариты, гурманы в хорошем смысле, и наслаждаются этой стороной жизни.
— В действительности мы каждый каждый день соприкасаемся с вещами, которые когда-то кому-то принадлежали.
— Да, я могу сказать, что я не знаю ни одного больного и несчастного любителя антиквариата. Как правило, это довольные жизнью люди, которые любят красивые, качественные вещи. Они сибариты, гурманы в хорошем смысле, и наслаждаются этой стороной жизни. Нам зачем-то сделали такой подарок, наше тело и горы ненужных вещей, которыми мы можем обладать, так зачем же мы игнорируем эти подарки? Когда мы можем позволить себе им наслаждаться.

Франциск Ассизский в конце жизни очень сожалел, что плохо относился к «брату своему ослу», так он называл свое тело. Видно, боли были чудовищными. Так зачем же отказываться от жизни в формате 3D, зачем отмахиваться от нужд плотских и нужд - не скажу, духовных, но душевных, связанных с обладанием прекрасными предметами?

Это еще один способ познания мира здесь и сейчас. Как ни странно, я в душе аскет и очень легко отказываюсь от всего, что имею. Так получилось, что во мне сильна большая внутренняя установка на буддизм. Тем не менее, я считаю, что должна найти в себе возможность получать удовольствие от вещей, ведь мне это дано, это дар. А дар нельзя не принимать.
Фото: Светлана Богданова
— Про заблуждения. Например, про «могу ли я себе это позволить?» Я помню, ты рассказывала, что стоя перед витриной с украшениями люди иногда начинают вести внутренний диалог с бабушками и мамами, которые их как бы одергивают: «Ты плохая девочка, ты не имеешь право это носить».
— «Это для тебя слишком!» Стоит передо мной, например, совершенно роскошная крупная женщина, смотрит на себя в зеркало и говорит: «Я могу носить только мелкие украшения, массивные — это не мое, их же видно!»

К сожалению, таково наследие советского воспитания. «Надо быть скромнее. Что ты вырядилась, как проститутка?» Я прекрасно помню, какой был «эль-скандаль» в семье моих дальних родственников, когда девочка-подросток купила себе белую куртку. Не знаю, где она вообще нашла ее в 80-е годы, но вот, добыла. Разразилась буря негодования. Родственники кричали: «Тебя изнасилуют! Надо быть как все, иначе убьют, украдут. И вообще это очень неприлично!»
Душа любого человека просит выразиться, она хочет реализации. Поскольку человек — существо социальное, то выражаться ему надо в мире людей. Душа хочет, чтобы человека увидели, заметили, запомнили.
— Ты с дочерью Жекой кажется нашла способ противостоять этому подходу. Вы стали проводить мероприятия, где можно вести себя «нескромно», надеть много всего, и тебе еще подберут, покажут, что можно носить много и это будет классно. Все отлично сочетается.
— Негласный слоган книги, которую я сейчас пишу: «Всем можно все!»

Наше мероприятие специально сделано для того, чтобы люди перестали оглядываться на свои детские комплексы, на нелепые высказывания, которые они когда-то слышали от взрослых, чтобы они позволили себе то, чего просит душа. А душа, я могу сказать, у любого человека просит выразиться, она хочет реализации. Поскольку человек — существо социальное, то выражаться ему надо в мире людей. Душа хочет, чтобы человека увидели, заметили, запомнили.

Недавно к нам в шоу-рум пришла одна девушка, которая всегда мне казалась очень скромной, романтичной. У нее великолепные рыжие волосы и загадочный, таинственный вид. И тут она пришла вот с каким запросом: «Мне нужно что-то, чтобы меня запомнили».

Я так удивилась и переспросила: «А тебя не запоминают?» Потом выясняется, что она прошла типирование у стилиста, и оказалась драматиком. Никогда прежде этого о ней бы не подумала. Просто я ее такой не знала. А драматику и впрямь важно показывать себя. В качестве яркого примера тут можно вспомнить Филиппа Киркорова и его зеркальный костюм, который весил, наверное, килограммов 20. Но совершенно неважно, сколько он весил, главное, что запомнился.

Запрос на то, чтобы вас запомнили — правильный. Так и нужно. Сейчас мы общаемся больше, чем раньше. Много контактов, много людей. В соцсетях, когда человек после какого-то перерыва возобновляет со мной общение, приходится поднимать всю переписку, чтобы вспомнить, кто он. Это никак не говорит о моем отношении к людям, это говорит о перегруженности.

Как запоминать людей? Некоторые записывают, например, Маша-повар или Маша-бабочка, потому что у нее была гигантская бабочка на плече.

Душа требует, чтобы нашу индивидуальность признали. А как ее могут признать, теряя нас в огромной массе людей, с которыми мы встречаемся и переписываемся? Поэтому можно себя выразить в костюме, в украшениях.

В украшениях выразить себя в каком-то смысле легче, потому что в одежде сейчас сильна установка на fast fashion: вещи сменяют друг друга с сумасшедшей скоростью. А украшения остаются.

Если раньше было оправданным подбирать украшения под одежду, то сейчас другой подход: хорошие украшения, тот же винтаж, живут гораздо дольше. Поэтому стоит пересмотреть свои взгляды и начать подбирать одежду под украшения. Под те же броши и колье, которые находятся в прекрасном состоянии уже 50 лет и следующие 50 лет будут чувствовать себя прекрасно. Еще ваша дочка и внучка будут подбирать под них платья.
Евгения Богданова в шоу-руме
— Давай поговорим про выбор украшений. Люди выбирают их по принципу «мне идет – не идет», но ты рассказывала, что на самом деле свой выбор порой делают сами украшения. Они притягивают своих хозяев, словно действует какая-то магия. И даже ты не всегда знаешь, кто что купит в итоге.

Нужно учитывать и то, что украшения иногда принимает на себя защитную роль и в то же время у них есть привлекательный финансовый аспект: они могут стать хорошей инвестицией. Хорошо подобранная и описанная коллекция обладает ощутимой ценностью. Итого, и как правильно выбирать украшения?
— Вопрос сам по себе не слишком корректный. Их надо выбирать точно также, как вы выбираете дом, мебель, машину. Одни люди выбирают Хонду, а другие — «красненькую». И тот, и этот подход работает.

Мне кажется, что все очень индивидуально. Нужно действительно слушать себя. Мне совершенно не близок разумный подход: «С чем же я это буду носить». Ну совсем не близок. Говорю так не потому, что я продавец. Я сама очень интуитивно выбираю вещи. У нас дома это называется «фея быстрого шопинга»: я забегаю в магазин, хватаю и убегаю. Могу потом воскликнуть: «Что я за фигню купила!» Но в момент выбора это точно была правильная покупка и правильный забег в магазин.

Не надо думать, с чем носить – оно как-нибудь соберется. Бывает, что украшение лежит год, два, и вдруг появляется какой-то костюмчик: «О, как хорошо, как раз под брошь!»

Таких мелких событий в нашей жизни очень много. Если украшение запомнилось, «посмотрело» на вас… В этот момент вы словно видите его увеличенным. Оно ярко встает перед вашими глазами, хотя оно такого же размера, как и все остальные. Это говорит о том, что украшение вас выбрало.

Мне кажется, это самый лучший способ. Все украшения изначально задумывались людьми как обереги. Не знаю, как работают зеркальные стекляшки, которыми обшивают некоторые национальные костюмы, но и они работают. А в нашей культуре - по-прежнему - любое кольцо или брошь – это оберег. Просто мы, к сожалению, не следим за этой стороной нашего общения с вещами и не обращаем внимания на их защитную функцию.

Как это можно проверить, если уж задаться целью? Например, надеть на себя одно украшение, посмотреть, как прошел день, надеть другое украшение, посмотреть, как прошел день. Провести такие эксперименты несколько раз и просто понаблюдать.

У меня, например, есть одно очень дешевое кольцо, которое я купила в музейном магазинчике в городе Астрахань, потому что мне захотелось что-нибудь а-ля древнерусское, и там как раз продавались такие реплики. В каком-то очаровании я приобрела такое колечко… и у меня сразу стали не складываться те дни, когда я это кольцо на себя надевала. В итоге я решила, что это неправильная покупка. Видимо, я была в каком-то измененном состоянии сознания, как обычно бывает у людей, когда они приходят в музей или оказываются в чужом городе. Теперь оно у меня лежит, и я его не ношу, и не знаю, что с ним делать. Украшения - предметы силы, у них своя душа и свой путь. Хотя я не отрицаю, что мне это кольцо может потом для чего-то понадобиться. Например, клин клином вышибать.
— Расскажи про обратный пример. Про лапку куропатки…
— Брошка в виде лапы куропатки – национальный шотландский оберег. Думаю, этому оберегу не так много времени. Самое раннее, что я нашла, когда изучала этот вопрос, была фотография молодой пары, сочетавшейся браком в Эдинбурге в 1898 году. Скажем, Джонни и Молли. Невеста в темном платье – тогда еще не было обычая надевать на свадьбу только белое – с черной бархатной лентой на шее, и на ленте у нее куропаточья лапа.

В общем, пока что для меня этой истории условно 150 лет.

Оберег делался из настоящих лап куропатки. В современном мире предлагают вегетарианский вариант из металла – потому что птичку жалко всем. Тем не менее, на винтажном рынке сохранились украшения из настоящих лапок. Самые поздние датируются, по-моему, 70-ми годами прошлого века.

У меня такая лапа есть. Я знаю, что это оберег, ее нужно носить в особых случаях, не всегда. И у меня такой случай произошел.

Когда у меня был другой бизнес, связанный с рекламой, я работала с крупным мировым брендом и должна была каждую неделю приходить на совещания в большой помпезный офис. Со стороны клиента присутствовал один экспат, который вел себя совершенно непотребным образом: ругался на людей, кричал, всех оскорблял. Его любимыми словами были fucking shit. Мне он дико не нравился, и я не понимала, почему эти умные, приятные взрослые люди должны терпеть его безобразия. Но, поскольку это не мое дело, я молчала и спокойно отвечала, когда меня спрашивали. Однажды я решила, что с меня хватит и нацепила на себя эту лапу, благо я была не офисным человеком, а подрядчиком, и имела право не соблюдать дресс-код.

Приходим на совещание, садимся, а начало откладывается. Сидим, болтаем. Через полчаса приходит секретарь и говорит, что этого мужика вызвали в главный офис и его сегодня не будет, начинайте без него. Совещание совершенно чудно прошло без всяких воплей, и я решила, что это абсолютно стопудово сработала лапа. Интересно, что она не нанесла никому вреда – его просто вызвали по делам, может быть, конечно, уволили, но это уже не мое дело. В общем и целом, никто не попал в аварию, ничего такого. Это самый яркий случай. Потом я ее несколько раз использовала, но это были менее очевидные варианты. В общем хорошая вещь, рекомендую всем обзавестись лапой куропатки.

Когда я выкладываю фотографии этих лап в соцсетях и рассказываю их историю, обязательно находятся люди, которые начинают троллить и писать: «Птичку жалко, безобразие!» При этом у них на страничках шашлыки, шубы, горжетки. Только один человек пришел и заявил, что он веган, на что я ответила: «Я тоже веган, а это — традиционная шотландская культура». Сейчас они пытаются примирить традиционную культуру с современным отношением к животным и выпускают металлические лапы.
Шотландский оберег: лапка куропатки
— Раз уж мы заговорили про семейную историю, расскажи про ваш бренд, что сейчас с ним происходит?
— Cat&Fox – это бренд, который мы с мужем основали в 2013 году. Под этой маркой мы выпускаем украшения, которые, как правило, делаются в единственном экземпляре. Самое большое — 3-4 экземпляра, которые нас просили повторить.

Мы собираем украшения из редких антикварных составляющих. Началось все с большой коллекции бусин, штамповок, застежек с интересными клеймами. Нам это нравилось, у нас был большой-большой икеевский сундук, который вдруг какой-то момент перестал закрываться. Мы поняли, что из него пора что-то выкладывать и как-то это пускать в народ.
Трехрядное ожерелье Cat&Fox (в моей коллекции)
— Зачем вы все это собирали?
— Просто нравилось. Мы западали на разные штучки и необычные детальки, например, подвески от старых люстр – все такое странное. Рустик — вообще любитель всякой миниатюрной ерунды.

Я вспомнила последние слова Оскара Уайльда, когда он умирал в меблированных комнатах в Париже: «Или я, или эти обои». Эта фраза почти что стала слоганом, когда мы создали Cat&Fox. «Или мы, или эти бусинки!» – сказали мы, и стали делать из них украшения.

Параллельно раз в месяц мы устраивали совершенно необычный и очень интересный камерный блошиный рынок. Мы его проводили в двух местах – Lu Loft на Лубянке и в «ДК Петлюра» на Петровском бульваре — очаровательном месте в стиле 80-х. Сам Александр Петлюра — знаменитый коллекционер одежды и другого винтажа, мы тогда с ним скооперировались.

Кстати, мне довелось много общаться с коллекционерами, и вот что я выяснила. Почти у каждого коллекционера есть ядро коллекции, а есть, скажем так, мантия, шлейф. Вот этот шлейф движется, а ядро, как правило, остается на месте. Интересно, что в ядре могут быть и повторные экземпляры. С которыми обычно никто расставаться не собирается.

И вот, мы устраивали блошиный рынок, который тоже назывался Cat&Fox. Это наши домашние прозвища: мой муж – лиса, а я кот. За годы существования марки у нас были и успехи, и оптовые покупатели, и сотрудничество с известными интернет-магазинами. И это при том, что больше трех-четырех экземпляров мы сделать обычно не можем, потому что работаем с редкими составляющими.

И находились люди, которые готовы были ждать, скажем, два месяца, полгода – это непредсказуемая вещь. У Рустика в коллекции есть бусины Swarovski, выпущенные еще до того, как был придуман знаменитый рецепт того самого стекла. Раньше ведь Swarovski выпускал такое же цветное стекло, как и все остальные его конкуренты начала XX века.
— Откуда берутся такие вещи?
— Есть такой феномен запечатанных квартир, домов, забытых коллекций, закрытых шкафов. Человек умирает, и вдруг его семья обнаруживает, что у этой старушки, оказывается, была квартира в Париже. Мы и знать не знали, все жили в Провансе в частных домах, а, оказывается, у нее до дедушки был другой муж, семья и дом. Теперь юрист объявляет, что мы наследники. Все идут в бабушкину квартиру, открывают ее – а там висит никому неизвестный Модильяни с дарственной надписью.

В России тоже есть такие запечатанные квартиры. Мы этим не занимаемся – это не наш профиль. Некоторые другие антиквары так работают, ходят по этим квартирам или домам, которые должны вот-вот снести. Есть даже закрытые сообщества, в которых они друг друга оповещают о таких "злачных местах".

Вот в таком-то доме и нашли большой сундук с бусинами Swarovski в оригинальных упаковках со штампами, и Рустик заполучил их в коллекцию.

И теперь у нас есть несколько украшений, сделанных из таких бусин. Мы вообще часто используем в своих украшениях антикварное стекло. Рустик совершенствует свою технику, работает, как настоящий ювелир, только с не драгоценными металлами, что очень ценно и очень редко – этим почти никто не занимается. К нему ходит чиниться весь винтажный мир, это правда. Мы часто видим у себя дома коллег, которые к нам хорошо относятся и не считают нас конкурентами. У них свой пул клиентов, у нас свой.

Итак, марка Cat&Fox развивалась, были оптовые покупатели. Потом мне стало не хватать сил все это продвигать. Тем не менее, нас до сих пор знают и помнят. Недавно девушка, которая проживает где-то в Азии, прислала нам с курьером обрывки своих бус из семейной коллекции, чтобы мы сочинили из них какое-то украшение. Мы сочинили, она была очень довольна и попросила нас поставить на это украшение тэг Cat&Fox. Мы были потрясены, польщены, но отказались, — в работе было много ее идей, это не было украшение Cat&Fox в прямом смысле слова. А так да, у нас есть собственный тэг, на котором нарисован смешной монгольфьер и буквы C&F.
— Я видела твой пост о новом бренде Sharipoff.
— Рустик пробует себя в этом, ищет свой стиль... Он интересуется качественной фурнитурой из Китая, которую очень непросто найти. Много обжигается, закупает на пробу и дальше работает с ней как настоящий ювелир. Использует пайку и другие ювелирные техники. Очень многому он научился сам, когда разбирал старинные украшения, смотрел, как они сделаны. Так, фактически, он получил знания из рук дизайнеров прошлого… Теперь он может четко определить бренд по проволоке или по какому-то одному особенному кабошону.

Научившись у них, используя при этом современную фурнитуру, он пробует делать свои украшения. Иногда похожая фурнитура мелькает в современных китайских украшениях с AliExpress, но он работает с деталями другого качества и совершенно иначе все это делает. Вот пример: в Китае принято быстро кое-как вклеивать дешевый пластик. Рустик же берет серьезные барочные бусины, например, крупную майорику, или майорку, это такой искусственный испанский жемчуг, сажает на пины, паяет, делает надежную застежку...
Бренд Sharipoff
Люди, по сути, платят за сказки, за истории, за странности. Которые никакого отношения к выживанию (к хлебу, воде и крыше над головой) отношения не имеют. Не надо пытаться оценивать коллекционные предметы с помощью рутинных, каждодневных человеческих мер. Это не про это. Это про удовольствие и восхищение.
— Про стоимость и цену. Есть украшения, которые выглядят не сильно блестящими и красивыми, но при этом почему-то стоят бешеных денег. Почему так происходит? В чем их ценность? Что такое коллекционный пластик?
— В любом коллекционировании есть такой феномен. Люди, которые собирают коробки спичек, расскажут про коробки спичек, которые стоят тысячи рублей. Нумизматы знают, что советские 10 копеек какого-то определенного года будут стоить гораздо дороже, чем какая-нибудь крупная серебряная монета времен Екатерины II.

Почему? Потому что это редкость, этого было мало. Истории разные: монеты выпустили малым тиражом, кто-то допустил ошибку в матрице, его казнили, весь тираж уничтожили, уцелело несколько экземпляров с ошибкой.

Понятно, что вся эта ценность — надуманная. Она никакого отношения не имеет к тому, что человечество привыкло ценить, находясь на грани выживания. Кстати, это очень важный момент в работе с коллекцией. Люди, по сути, платят за сказки, за истории, за странности. Которые никакого отношения к выживанию (к хлебу, воде и крыше над головой) отношения не имеют. И не надо пытаться оценивать коллекционные предметы с помощью своих рутинных, каждодневных человеческих мер. Это не про это. Это про удовольствие и восхищение. Как знаменитая история про тюльпаны в Голландии.
Фото: Светлана Богданова
— На которой многие пытались как раз заработать.
— За луковицу отдавали дом! Нужно понять глубину этого безумия. Конечно, это надуманно, это некий фейк, который увлекает и украшает нашу жизнь.

Пластики – такой же материал, как и любой другой. Но когда мне говорят, что пластик – это дешевка... Например, сравним камею, сделанную из раннего целлулоида, и камею, вырезанную из ракушки или кости. Выглядят они похоже, но я не понимаю, почему та, что из ракушки или из кости должна быть дороже, а из раннего целлулоида, который больше не выпускается, — дешевле.

Работа одинаково сложная — здесь режем раковину, там — форму для заливания целлулоида. Один и тот же год выпуска – 1890. Почему же с точки зрения обывателя брошь из кости ценится выше, чем брошь из целлулоида? Я не понимаю. «Это пластмасса», — как привыкли с пренебрежением говорить жители постсоветского пространства. Но на самом деле неважно, какой это материал. Это дизайн, это история. И, как говорится, «во-первых, это красиво».

А если еще знать историю пластика, то он вообще становится гораздо дороже. Ведь известно, что целлулоид был запрещен и в какой-то момент его уже не выпускали в том виде, в каком он существовал в конце ХIX - начале ХХ века. Я считаю, что да, это сказки. Мы платим за сказки, но с тем же успехом мы покупаем билеты в театр, в кино. Великие сказочники помогают нам прожить нашу жизнь ярко, они дают нам ресурс, они нас вдохновляют.

Кому-то нравится стейк в ресторане, а кому-то — брошки, и еще неизвестно, у кого впечатления ярче. Это очень тонкая, индивидуальная, узкоспециальная история.
— Что еще важно знать про украшения? Помню ты нас собрала, и рассказала, что надо заботиться о своей коллекции, если вы хотите, чтобы она ценились. Я тогда впечатлилась, приехала домой, составила табличку. Понимаю, что дети могут однажды открыть мои шкатулки, не понять ценности и вынести все на помойку.
— Да, коллекция – это прикольно и круто. Сейчас, хотя прошло уже столько лет, я понимаю, что моя коллекция еще только в самом начале своего существования, она почти еще не родилась.
— Как ты к ней пришла?
— Вдруг почувствовала, как много у меня не собрано, и я не знаю даже, хочу ли я именно это сейчас собирать. Моя основная тема — пластики. А я стала сильно отвлекаться на какие-то другие идеи. Например, внезапно образовалась коллекция снеговиков. Я чувствую, как часто меняются коллекционные ценности тех или иных объектов...
— Для тебя или в мире?
— В мире. Какие-то вещи вдруг оседают по коллекциям и их вообще не найдешь, а какие-то, наоборот, словно выбрасывает неизвестно откуда.
— Например, украшение надела звезда или оно промелькнуло в популярном фильме…
— Ну, это вообще отдельная история, когда долларовая брошка вдруг становится стодолларовой. Это интересный процесс. Например, известная космическая брошь Monet из Mad Men в виде какой-то мохнатой звезды. «Рождение сверхновой», как все любят ее называть.
Кадр из фильма Mad Men
— Ты еще всегда замечаешь, если украшения в кино или сериале не соответствуют эпохе.
— Мне тут возражали, что и сами актеры не из той эпохи, и костюмы, дескать, и украшения могут быть не той эпохи. Могут, но они не должны быть узнаваемыми.

Когда Zara выпустила винтажные жакеты, похожие на смокинг, можно, конечно, надеть их на актеров, изображающих 50-х и 60-х годы. Будет же считываться, что это не смокинг, а Zara. Кто знает – тот поймет. То же самое и с украшениями: они не должны быть так очевидно узнаваемы. Мэгги Смит в первых сериях «Аббатства Даунтон» ходит в клипсах компании Sphinx, которая была образована в 1950-е годы. А сюжет «Аббатства Даунтон» начинается в 1911. У меня, конечно, профдеформация, и я сразу говорю: «Не верю!»
Кадр из "Аббатства Даунтон". На вдовствующей графине (которую играет Мэгги Смит) клипсы из черного стекла, выпущенные британской компанией Sphinx после 1950-го года.
Или еще была история, когда в сериал «Мистер Селфридж» камера настойчиво фокусировалась на запонках. Женщина изменяет мужу и тот узнает об измене, обнаружив запонки другого мужчины у себя на комоде. Запонки оказываются в центре внимания, их крупно показывают в кадре. Конечно, коллекционная стоимость этого украшения тут же вырастает.

Гарри Гордон Селфридж открыл свой магазин в 1908 году. События первых сезонов разворачиваются в первые три года существования универмага Selfridges. Запонки — знаменитые серебряные украшения с изображением танцовщиков. Такие украшения делали в Сиаме в 20-30-е годы, то есть, уже на 10-20 лет позже событий, описываемых в сериале. Я обращаю на это внимание, у меня щелчок, я "не верю", мне становится не по себе. Такого не должно быть, потому что найдутся и другие люди, которые это заметят.

Сейчас делают потрясающие сериалы. Все, что я назвала — мои любимые. И они допускают ошибки. Молчу про советское кино. У меня даже была публикация про фильм «Формула любви». Там все носят чешскую бижутерию, начиная с самого графа Калиостро. Это очень известные чешские броши, они действительно выполнялись в старинном стиле – в этом смысле вроде бы все правильно – но они очень узнаваемы, потому что по сути это был советский масс-маркет. Лоренца, его помощница, носит чешское колье, хорошо знакомое зрителям того времени, ведь эти украшения лежали у каждой пятой семьи в шкатулках. Мог ведь художник по костюмам сходить в художественный салон и купить что-то от мастера, неординарное, не такое узнаваемое. Ну, или не мог, я не знаю, что там у них было с бюджетом.

Кстати, не так давно у меня неожиданно собралась целая библиотека книг про советские украшения. Я в шоке от того, что делали тогда люди, это очень интересно.
Кадр из фильма "Формула любви"
— Советские украшения — не до конца понятная мне тема. Понимаю Америку, все больше уважаю Чехию. Помню, ты говорила, что многие покупательницы приходят и говорят: «Ой, это было у моей мамы», — и хотят подобное купить, чтобы вернуть воспоминания.
— Да, хотят вернуть. Я и сама не так давно, фактически перед Новым годом, восстановила утраченный сервиз, который когда-то принадлежал моим бабушке и дедушке. У нас оставались две чашки и молочник с отбитым носиком. Однажды Рустик примчался ко мне и говорит: «Там наш сервиз продается!» Он пробегал по Арбату и заметил его в маленьком антикварном магазинчике. Так мы перед Новым годом себе в подарок купили полный набор.
— Да сейчас существуют галереи mid-century. Красивые слова. Ну, как обычно: сначала мы все это выкидываем, потом начинаем за это хвататься.
— Хотя на самом деле это все выдумано, и ты понимаешь — чистая иллюзия, но прикольно.
Фото: Светлана Богданова
— Украшением считается кольцо, серьги. А что ты скажешь про брошки? Какие с ней ассоциации, с чем ты сталкиваешься? Я понимаю, что броши — это целый мир. Кайф брошек в том, что их может быть много!
— Да, и они могут быть разными. Ведь видов дизайна у брошки (так исторически сложилось) гораздо больше, чем у того же колье. Колье — это чаще всего абстракция, тогда как брошка может быть, что называется, фигуративной, сюжетной.

Из брошек можно составлять целые композиции и послания. Сейчас в моде «многоброшечность». С помощью нескольких брошек можно составить у себя на одежде целый сюжет. Вообще, я люблю брошки, это для меня самое интересное украшение.

Знаешь, как можно проверить, твоя это брошь или нет? Ты надеваешь ее на блузку, а сверху - жакет или кофту, чтобы брошь не было видно, и выходишь из дома, прислушиваясь к ощущениям.

Если ты ощущаешь тайну и восторг, как тогда, в детстве, когда ты ходила в школу, и вот, у тебя день рождения, полный ранец конфет, но об этом все узнают только на последнем уроке. А у тебя он уже есть, и ты сдерживаешься, чтобы не подать виду. На последнем уроке они, твои одноклассники, наконец, понимают, что ты сегодня особенная. И если у тебя по отношению к этой скрытой от всех глаз брошке возникает именно такое такое чувство, то вот, ты ее нашла.
Интервью проиллюстрировано фотографиями со страницы магазина Vintage Bijoux. Эти вещи уже находятся в частных коллекциях. Актуальная экспозиция — на витрине в Facebook.